Rambler's Top100
Подписка на новости
Создание сайта — «Энсайн»
написать письмо    |    в избранное    |    распечатать
20.01.2010

Перспективы русского языка в Киргизии

Взявшись за тему “русский язык и культура”, которая кажется изначально совершенно академической, поневоле оказываешься почти на линии фронта, даже не преследуя подобных намерений. В нынешнем Киргизстане подобная ситуация объясняется многими причинами: и объективными, и субъективными.

Спираль истории?

Охотно согласимся с авторами теории о значительной истории киргизской государственности, тем не менее, по крайней мере, последние лет двести с этой государственностью была определенная напряженка. Став независимым государством почти два десятка лет назад, страна разом получила вместе с независимостью и множество проблем. В том числе и в плоскости рассматриваемой темы. Конечно, если смотреть историю вопроса, то вся вторая половина XX века и начало XXI прошли под знаком образования новых государств, число которых, вполне возможно, зашкаливает за сотню. И во всех них, за редким исключением, вставали сходные вопросы и проблемы. Индия и Пакистан – хинди, урду и английский языки. Северная Африка – и французский язык, ряд можно продолжить. Казалось бы, взгляни, что было там, и постарайся не наступать на те же грабли. Но свойство человеческой натуры таково, что непременно нужно вымесить “навоз истории” самолично, и никакие доводы не смогут убедить в ином. Тем более, что у нас в Киргизии вопросы, в первую очередь языка, стали полем битвы политиканов с вполне конкретными “интересами”, далекими от “языкознания”.

Многие видные деятели киргизской истории отмечали историческую значимость русского языка для киргизского народа. Да и из ныне живущих современников вряд ли даже самая оголтелая личность будет отрицать пользу знания русского для любого гражданина Киргизии. В этом плане русскому языку как средству межнационального общения ничего не угрожает. Вполне ясное у русского языка и ближайшее будущее. Любой бизнесмен, политик, турист – будь он даже трижды националистом, понимает выгоду знания русского языка. Россия – наш сосед, с которым работают многие бизнесмены, государственные структуры, там живут десятки тысяч киргизов, там учатся наши дети, бывают туристы. В свою очередь, в Киргизстане, особенно в северном, бывает немало бизнесменов, туристов из России. А делая ставку на развитие туризма, не в последнюю очередь мы имеем в виду граждан России, для которых в Киргизии привлекательна и комфортна языковая среда.

Учтем при этом, нравится кому-то или нет, что появление независимого Киргизстана есть историческая данность, материализация (вспомним Ленина) права киргизов (киргизстанцев?) иметь свое государство. Подобные исторические события сопровождаются и вполне традиционными проявлениями радикализма в области национальных отношений, языка, культуры и пр. А потому, хотим мы того или нет, все это выплескивается в обществе в различных формах и проявлениях. И нельзя сказать, что это всегда происходит корректно, или, как модно теперь говорить, политкорректно. Безусловно, есть опасность, что в какой-то момент и на какой-то срок события могут перейти в неконтролируемую фазу, что было бы крайне неприятно и даже ужасно. Кстати, напрасно некоторые противники пытаются “уесть” К. Бакиева в том, что его “конек” – внутренняя стабильность и межнациональный мир. Понимали бы, как это много для народа!

Нет, бег по кругу

Однако, все ли так благостно в ситуации с русским языком и культурой, как может показаться из предыдущей части статьи? Конечно, нет. Русский язык – один из мировых языков, принятых, кстати, ООН в качестве рабочего языка, русская культура неотъемлемая часть мировой и далеко не самая малая. В глобальном плане – все ОК. Но в масштабах отдельно взятой страны, отдельно взятого человека не все так просто и гладко.

Одной из ключевых проблем русского языка в Киргизии является жесткое его увязывание с вопросом возрождения и изучения киргизского языка. С одной стороны, это естественно и исторически объяснимо, но, с другой стороны, мы живем не в “истории”, а конкретно здесь и сейчас. Усилиями людей, причастных к этой сфере, вопрос языка превратился в “священную корову”, а его служители в “священную касту” неприкасаемых. Прошло почти два десятка лет независимости. В некоторых соседних государствах битвы на “языковом поле” давно утихли, а у нас до сих пор все собственные огрехи и недоработки в этой сфере привычно списываются на “проклятое” прошлое. Один Бог, видимо, знает, какие средства утекли?!

Есть стремление части киргизской интеллигенции уже завтра, а еще лучше сегодня добиться подъема, процветания киргизского языка и его доминирования во всех сферах. Похвальное устремление, но не понимая, а вернее не желая понимать, что этот вопрос не может быть решен в приказном порядке в одночасье, но требует, помимо серьезных финансовых затрат, совместных усилий и государства, и всего общества в целом, эта группа находит “естественного врага” в виде русского языка и его носителей. Ежели бы, мол, не они, все было бы с киргизским языком просто замечательно. Ох, уже эти соблазны простых решений! Между тем и по мировому опыту, и по здравому смыслу – языковая политика требует тонкого бережного подхода и не терпит грубого администрирования.

Но это в теории или где-то не у нас. В наших же краях сторонники административных методов находятся повсеместно. И здесь надо различать убежденность из благих намерений, что можно принудить, не имея ни методик, ни учебников, ни словарей, всех говорить по-киргизски, и политический прием, с помощью которого из игры пытаются вытолкать самым бесцеремонным образом конкурентов. В первом случае инициативы сторонников административного метода ведут к известной электризации общества, появлению чувства тревожности у русской диаспоры и, ввиду малой организованности этой части киргизстанского общества, появлению спонтанных форм протеста, на которых пытаются спекулировать все, кому не лень. Как и все прочие благие намерения, эта дорога ведет известно куда. И, кстати, оппозиции стоило бы не заигрывать с этим вопросом, а четко расставить акценты. Пока это поле, на котором доминирует президент, и, кажется, слава Богу.

С “политиканами” для русской диаспоры вопрос обстоит как бы проще, но только с поверхности. По факту, в административной сфере обретаются в основном представители титульной нации, особенно в чиновничьей элите. Точно также дела с кадрами обстоят во всех госструктурах. Для “русскоязычных” введение делопроизводства на киргизском языке – вещь, безусловно, досадная на сегодня, но, ввиду малости участия в официальных структурах, не слишком обременительная. Во всяком случае приступа восторга не вызовет ни у кого, но вряд ли станет и веской причиной увеличения очередей в посольстве России на отъезд. Опять же в обществе есть понимание, что данные законы в большинстве своем являются выражением борьбы киргизских элит за доминирование, и если не на Олимпе, то хотя бы на местной “горке”. Повторимся, и в бизнесе, и в быту, и в общественной жизни это создает определенные неудобства, но, думается, выход будет быстро найден всеми.

Невыученные уроки истории

Однако у подобной политики, безусловно, есть оборотная сторона. Оговоримся при этом, мы отнюдь не противники киргизского языка. Плохо ли, хорошо ли, но учили его в школе, живем в Киргизстане с рождения, какой-никакой запас слов имеется. Говоря об оборотной стороне, мы имеем в виду то, что в нашем сложном, взаимозависимом мире с действующим законом причинно-следственных связей глупо не понимать, что даже от маленького брошенного камешка порой может сойти сокрушительная лавина. То, что делается сегодня, оказывает глубинное воздействие, которое очень скоро станет нашим будущим. В свое время и деятели французской революции, и большевики, и нынешние российские демократы казнями, террором, а затем декретами и реформами пытались (и продолжают пытаться) перегнуть через коленку историю, народ, страну. И что? Удалось ли кому-то принести счастье и процветание своему народу?

Конечно, каждый ретивый администратор, в меру своей “продвинутости”, способен заниматься заготовкой дров – кто бы сомневался. Но хотелось бы, чтобы в нашем Киргизстане работала система здравых противовесов против любителей “наломать дров”. Подобное законотворчество и администрирование впрямую выдавливает значительную часть общества (русскоговорящую) в маргинальную область. Ведь не только нет (или очень мало) в госструктурах руководителей некиргизов, но, откровенно говоря, особо нет и кандидатов на такие посты, нет (или очень мало) и сколько-нибудь заметных политиков некиргизов республиканского уровня. В русской среде по этому поводу бытует выражение: “Это не наша свадьба – пусть сами разбираются”. Равнодушие значительной части русского населения к общественно-политической деятельности на самом деле не столь уж безобидно в плане создания гражданского общества, демократического государства. Хотя, безусловно, во всех государствах “переходного” периода существует определенная социальная структуризация по национальным предпочтениям.

Кстати, мы отнюдь не сторонники и псевдорадетелей русского языка, тех, кто пытается в свою очередь слупить с проблемы дивиденды и материальные, и политические. Правда, число этих активистов не столь велико, но ведь известно, что делает ложка дегтя.

Впрочем, проблема русского языка и культуры меньше всего нуждается в ажиотаже. Пройдет какое-то время, и деятели всех уровней осознают, что народу Киргизстана, живущему в центре Евразийского материка между Китаем, Россией и Югом (обобщим так), возможно, и повезло: при всем прочем в наследство от Советского Союза досталось и реальное двуязычие. На сегодня любому грамотному человеку ясно, сколько будет стоить программа другого реального двуязычия для страны, и станет понятно, что стоит тратить небольшие деньги для поддержания уровня преподавания русского языка сейчас, чтобы сохранить всю систему, а не создавать ее потом вновь с огромными финансовыми потерями (неважно, двуязычие русское, английское или китайское). Впрочем, по нашему мнению, если Киргизстану, вернее “энтузиастам”, удастся разрушить в стране реальное двуязычие, де-факто в ближайшей исторической перспективе такую ситуацию воссоздать будет невозможно.

Нет особого секрета в том, что, отъехав в глубинку, вы сегодня встретите молодежь, которая не знает русского языка. Предупреждая реакцию оппонентов, скажем заранее, что согласны с тем, что ничего смертельного в этом нет, как, впрочем, известно, что в некоторых местах бывшего Союза неграмотная девушка более дорогая невеста, нежели образованная (таков менталитет – и это право людей). И все же тенденция не лучшая, если ее оценивать в русле современных мировых приоритетов.

Если мы все же взглянем на исторический опыт в этой сфере, то увидим, что в других странах битвы или не было вовсе (Финляндия – шведский язык), или в очень короткие сроки она сошла на нет (Индия, Пакистан, Тунис и т.д.). Повсеместно проблема языка перешла в рабочий режим. Если взять, например, крупнейшую исламскую страну Пакистан, то вполне спокойно воспринимается преподавание в университетах на английском языке. В повседневной жизни и в других сферах английский также широко используется, и уверяем вас: никаких проблем массового порядка у населения не наблюдается. Только маленькие страны с комплексом неполноценности, типа стран Балтии, могут позволить себе тратить энергию общества на бесконечные публичные акции.

В сущности, если хочешь делать – ищи средства, разрабатывай методики преподавания киргизского языка, научную базу вообще, выпускай учебники, словари, методическую литературу, повышай квалификацию педагогов и т.д. Мы не думаем, что в “русскоязычной” среде найдется хоть один противник подобного подхода. Да вот беда – подобная политика требует большого труда, вдумчивого творческого подхода и быстрых политических дивидендов не дает. Делая маленькую сноску, хотелось бы заметить, что проблема изучения киргизского языка русскими, по нашему мнению, чисто надуманная, высосанная из пальца. Намерение обязать всю страну говорить и вести делопроизводство на киргизском с ближайшего понедельника – из области махрового состояния, чистой воды политиканство, спорить здесь не о чем, работает право большой дубинки. Старшее поколение все равно не заговорит, среднее поколение, скорее всего, останется в своей нише, в крайнем случае, наймет при необходимости переводчика. Ну, а дети и молодежь без проблем заговорят по-киргизски, если киргизское общество откроется для них. Нужно только немного терпимости, ума и такта.

Найти, а не потерять

В любом случае мы находим, что развитие и поддержание русского языка никак не мешает подъему киргизского. Более того, учитывая, что Киргизия находится в центре региона, стоит именно в Бишкеке основать Центр русского языка и культуры под эгидой России и Киргизстана (в лице ответственных госструктур) при участии русских общественных организаций, наработавших определенный потенциал в области образования и культуры за годы жизни в диаспоре. Такой центр объективно выгоден не только русским. Не секрет, что в регионе Центральной Азии идет активный процесс политической и экономической интеграции, создаются политические блоки, экономические и таможенные союзы. Рабочим языком при этом является русский язык. Предположить, что в видимой перспективе жители Центральной Азии переговоры между собой будут вести на английском или ином языке – из области фантастики.

“Русский язык” в Киргизии всегда выгодно отличался от “русского языка” в других странах региона своей “правильностью”, близостью к литературному образцу, отсутствием акцента и т.д.

Поскольку и в других странах Центральной Азии роль русского языка велика (хотя и там не без проблем – можно вспомнить последние примеры законотворчества в Таджикистане), то подобный проект усилит влияние Киргизстана в регионе. Бишкек может стать центром изучения и поддержки русского языка и культуры для педагогов региона всех уровней, стать методическим и научным центром тех гуманитарных направлений, которые традиционно были сильны в России (например, востоковедения, арабистики и т.д. – мы имели беседы на эту тему с крупными авторитетами). Через посредство этого центра в регионы могут прийти передовые университетские разработки в области высоких технологий и т.д. и т.п. Могут быть созданы школы с интегрированной киргизско-российской учебной программой, что принесет стране дополнительные дивиденды.

Размышляя о вопросах русского языка и культуры, в итоге все-таки приходишь к выводу, что основные проблемы носят временной характер. Законы социума сродни любым другим законам природы, они происходят вне желания какого-либо индивида. Вульгарно говоря, время их пришло. Как, например, никто не может отменить прихода осени или зимы. Так сошлось, что именно здесь, именно сейчас происходит то, что происходит, и, безусловно, никто не может это “взять и отменить”. Другой вопрос – можно от дождя и укрыться, надеть теплую одежду, а можно наглотаться экстрима и дать дуба. Можно неизбежности эпохи использовать как дрова для пожара, а можно цивилизованно построить гражданское общество. Даже самая обычная семья есть союз очень разных людей (есть ли что-нибудь более непохожее, чем мужчина и женщина), но институт брака благополучно существует тысячи лет и нас переживет. И здесь многое зависит от политических лидеров и общества, в том числе от нашей интеллигенции. К сожалению, именно они чаще всего становятся побудителями всех катавасий и конфликтов в стране и, как правило, сами же расхлебывают затем чашу приключений на свою… голову.

Остается надеяться, что временные проблемы будут носить кратковременный характер, а Россия и русский народ выйдут из “смутного времени” со щитом. И это не от особого русского патриотизма – недалеким людям, злобствующим по поводу России, надо бы понять, что в сегодняшнем глобальном мире рухни Россия – мало никому не будет. 65 миллионов лет назад после падения на Землю метеорита жизнь почти исчезла (динозавры в том числе). Так что лучше обойдемся без потрясений и в малом, и в большом, а тогда и проблемы с языком и культурой будут носить чисто рабочий характер. Наконец, существует и “присоединенная проблема”. Русский язык в Киргизстане (и в других странах тоже) активно вбирает киргизские слова, в чем нет ничего плохого (см. словарь современного русского языка – тюркизмов полно), но при этом идет сползание от литературного русского языка к сленгу, к диалекту. И поэтому тоже необходимо внимание к русскому языку на государственном уровне.

Резюмируя размышления на тему, хочется сказать, что в теории русские такие же граждане Киргизстана, как и киргизы, и другие народы страны. И имеют равные конституционные права со всеми гражданами. И если кому-то хочется разыгрывать карту межнационального противостояния, то на то и государство существует, чтобы власть употребить. Все-таки мы верим, что по мере укрепления государства, совершенствования его управления и создания гражданского общества во

Автор: Станислав Епифанцев

Источник: фонд "Русское единство"

А ТАКЖЕ ИЗ РАЗДЕЛА Статьи
20 января 2010   |   Перспективы русского языка в Киргизии
14 декабря 2009   |   Россия и соотечественники в странах Центральной Азии
30 ноября 2009   |   Созидательный потенциал Русского мира
13 ноября 2009   |   Статья Дмитрия Медведева «АТЭС: на пути к стабильному, безопасному и процветающему сообществу»
6 ноября 2009   |   Стать гражданином России

  Соотечественники в белых халатах: в Россию возвращаются врачи и работники медицинской службы.

  Пленарное заседание третьего Международного информационного форума « Интеграция соотечественников»


© Министерство иностранных дел РФ, 2009 г  |  ЛЕНТА RSS
Rambler's Top100